aif.ru counter
Анна Иванова 0 55

Творить добро - нелегкая работа. Зачем заниматься благотворительностью?

Благотворитель рассказывает о нужде, помощи и отказах.

Всегда кажется, что спортсмены рождаются звездами, ведь о тех, кому звездой стать никто не помог, люди просто не узнают.
Всегда кажется, что спортсмены рождаются звездами, ведь о тех, кому звездой стать никто не помог, люди просто не узнают. © / Анна Городкова / АиФ

Недавно Кузбасс вошёл в пятёрку российских регионов, жители которых чаще всего переводят деньги на благотворительность.

Согласно этому исследованию, сибиряки чаще всего жертвуют на социальную поддержку и защиту людей, на экологические организации и общества защиты животных, на лечение. Собеседника корреспондента «АиФ в Кузбассе» Алексея Борисова сложно вписать в эти рамки, потому что он не столько сам жертвует, сколько привлекает людей помогать другим. О том, легко ли организовать людей на доброе дело, корреспондент «АиФ в Кузбассе»  спросил у него самого.

«Это не тебе. Это ребёнку»

Анна Иванова, «АиФ в Кузбассе»: в нашем обществе до недавнего времени было принято считать, что благотворительность – это роскошь, которую могут себе позволить лишь жёны «владельцев заводов, газет, пароходов». С чего вдруг вы, обычный рабочий, решили помогать другим?

Алексей Борисов

Алексей Борисов: когда сыну исполнилось семь лет, я отдал его заниматься бегом, и ему понадобились шиповки. А это были 2008-2009 гг. - кризис, денег оставалось только на еду и ипотеку. В то время я познакомился в соцсети с мастером спорта международного класса Валентином Кругляковым. Поделился с ним своей бедой, попросил, может, осталась у него какая-то обувь - купил бы в рассрочку. Он позже написал, чтобы я ждал посылку. Представляете, каково было моё удивление, когда я получил эту посылку: настоящие «найковские» шиповки со склада в Англии! Тогда шиповки средней ценовой категории стоили 100 долларов, а это обувь высокого класса. Когда я начал предлагать спортсмену деньги за них, он ответил: «Забудь! Это не тебе, это ребёнку». С одной стороны, было приятно, с другой - на душе так противно стало, что я, здоровый мужик, не могу заработать.

Вскоре после этого в нашу спортивную секцию стали водить детей из интерната для глухих и слабослышащих. Сын рассказывал: «В чём они приходят! На это смотреть спокойно нельзя». Я сам сходил, ужаснулся. Тогда пришла мысль: мне помогли, а почему бы этим ребятишкам не помочь? И я начал искать в соцсетях спортсменов-легкоатлетов, которые захотели бы осчастливить детей.

- Почему вы решили, что спортсмены будут жертвовать на благотворительность?

- Я сам с юности занимаюсь лёгкой атлетикой на любительском уровне, участвую в заводских соревнованиях. От знакомых тренеров и спортсменов знаю, что легкоатлетов, которые состоят в сборной на контракте, раз в полгода одевают от и до. Что-то из экипировки у них наверняка остаётся в хорошем состоянии. Я находил спортсменов и объяснял им: «Есть нуждающиеся дети, которые занимаются спортом. Они будут только рады получить пусть и «бэушные» вещи, но предназначенные для профессионального спорта. Помогите подарить ребёнку интересное детство! Таким образом мы оградим его от «уличной жизни». Кто-то легко шёл на контакт. Кто-то грязью поливал, что я себе всё забираю, а фото детей с подарками делаю липовые.

«Сарафанное радио»

- Как вы убеждали потенциальных дарителей, что вы не мошенник, а действуете искренне?

- Знающие люди подсказали создать группу в соцсети. Я стал публиковать фотографии детей с подарками, просьбы юных спортсменов и их тренеров. Но настоящий прорыв случился, когда нам помогла Дарья Клишина - спортсменка высочайшего уровня. На тот момент она была чемпионкой Европы по прыжкам в длину. Как сейчас помню: переписывался с ней 7 января в 2013 г. Она объяснила, что вещи собрала, но нет возможности сходить на почту и отправить посылку. Предложила на следующий день подъехать в манеж ЦСКА в Москве. У меня голова квадратная: кого к ней отправить, да ещё в выходной день? Но выкрутился, нашёл человека. Он забрал целый чемодан экипировки. Самым запоминающимся в той посылке был комплект новёхонькой олимпийской формы. Но главное: когда люди увидели, что спортсменка такого уровня мне доверяет, стали реагировать по-другому. И закрутилось, как сарафанное радио, ведь спортсмены на соревнованиях и на сборах живут рядом, общаются, рассказывают о моей деятельности.

- Из вашего рассказа складывается, что помогают в основном легкоатлеты. А спортсмены из других видов спорта остаются в стороне?

- Выходит, что так. Но бывают исключения. Так, в 2016 г., когда началось движение ГТО, знакомая учительница физкультуры из детдома договорилась с бассейном, чтобы пустили детей потренироваться. Не вопрос, говорят, приходите, только надо в шапочках. А денег нет, хоть сама иди покупай. Кинули клич в соцсети. Знакомая, администратор группы синхронисток, позвонила спортсменкам - через полчаса упали деньги на карту от Светланы Ромашиной. На носу была Олимпиада, синхронистки тренировались по восемь-десять часов в бассейне. Они бы и шапочки выслали, но времени совсем не было. А сделать денежный перевод по телефону – это по силам.

Моя самая большая мечта сейчас - найти выход на другие виды спорта. Детские дома очень просят помочь юным футболистам. Казалось бы, профессиональный футбол – небедный вид спорта, и для них пара мячей и комплект формы ничего не стоит. Однажды связался с клубом, мне человек с миллионным контрактом ответил: «Покупай». Пытался выйти на лыжников, но тот, с кем общался, объяснил, что комбинезон стоит от 6 тыс. руб., ему проще продать. Я не в обиде, человек так решил для себя. Так что пока наша помощь ограничена лёгкой атлетикой.

- Для юных спортсменов важно, что им досталась форма именитого атлета. Например, моя знакомая маленькая фигуристка чуть ли не спала с коньками, на которых был автограф Алексея Ягудина. Вы рассказываете детям, от кого они получают подарки?

- Согласен. Для ребёнка получить форму из рук звезды, от великого спортсмена – уже счастье. У всех, кто помогает, спрашиваю: «Как вас представить ребятам?» Примерно 30% просят никак не представлять. Среди них есть звёзды экстра-класса.

- Как вы находите детей, действительно нуждающихся в помощи?

- Я лично знаком с некоторыми учителями физкультуры из детских домов Новокузнецка, с тренерами по лёгкой атлетике. Они видят, к чему ребёнок стремится, хочет ли заниматься, его способности и возможности его семьи.

Нередко пишут сами дети. Но в этом случае я прошу связать меня с учителем или родителями. Так у меня наладился контакт со станицей Полтавской Краснодарского края. На меня вышел ребёнок, я познакомился с учителем и уже не раз отправлял туда помощь от спортсменов. Вообще, благодаря общению в соцсети, география широкая: мы помогли детям более чем из 15 городов России.

Изначально для себя и для дарителей я определил круг нуждающихся: ребята из интернатов, из малоимущих и неполных семей. Но бывают исключения. Например, в Новокузнецке есть близнецы, легкоатлеты-многоборцы. У них оба родителя есть, но семья многодетная. Им надо ехать на первенство России, а денег не дают. На каждого нужно по 20 тыс. руб. на поездку, а кроме этого полностью экипировать. Тренер написал: «Родители могут либо форму купить, либо поездку оплатить». На мою заметку о помощи откликнулась чемпионка Европы по прыжкам с шестом Анжелика Сидорова. Она прислала свою форму, я обменял её на нужную. А кроссовок нет. Вспомнил, что мне подарили как-то две мягкие игрушки, которые вручали на награждении на Олимпийских играх в Рио и в Лондоне. Я выставил их на благотворительный аукцион, выручил деньги на одну пару кроссовок. Но мальчишек-то двое! И тут откликнулась бывшая спортсменка, перечислила деньги на новую пару кроссовок. Всё это заняло два месяца. Успели! А ведь бывает, что и год висят заявки.

Награда - счастье в глазах

- Как относятся знакомые к вашей благотворительности: понимают и помогают или чудаком называют?

- Мало кто понимает. В основном воспринимают как чудачество. Я не обижаюсь: не вижу смысла. У всех своя точка зрения. Обидно только бывает, когда говорят, будто я себе всё присваиваю. Некоторые иронизируют: «Спортсмены – люди здоровые, а ты их форму для детей просишь». А вы посудите сами: многие спортсменки ростом невысокие, на вид, как подростки 13-14 лет. Частенько, особенно у спортсменок, совпадает размер с подростками.

- А сами спортсмены чем руководствуются, когда участвуют в вашем проекте?

- Например, есть супружеская пара легкоатлетов, оба постоянно помогают. Лена Коробкина говорит, что на душе хорошо, когда видит улыбающихся детей на фото: «Мои вещи – часть меня. Радует, что они продолжают жить». А Коля Чавкин объясняет: «Я сам, пока до мастера спорта не дорос, был разут и раздет. Знаю, что такое, когда на носу соревнования, а ты почти босиком».

- Легко ли делать добро? Что вам даёт благотворительность?

- Внешне – да, легко. После того как помог ребёнку, на душе становится радостно. А как это достигается – лучше и не думать. Моя личная статистика: из 500 обращений - человек 20 до конца выслушают, а помогут лишь двое-трое. Вот представьте, какие горы надо проворачивать, чтобы в итоге что-то получилось! Отказов много, потому что профессиональная экипировка стоит дорого, многие спортсмены стараются заработать и продают излишки. Однако из тех, кто помог один раз, примерно 30% шлют помощь на постоянной основе.

Чтобы понять, что это даёт мне, надо хотя бы раз посмотреть в счастливые глаза детей. Я без этого уже не смогу жить.

Досье
Алексей Борисов родился в 1978 г. в пос. Караваево Костромской области. Спортсмен-любитель, занимался дзюдо, настольным теннисом, лёгкой атлетикой. Работает волочильщиком проволоки в сталепрокатном цехе «Евраз-ЗСМК». В 2011 г. создал благотворительный проект «Сердце бегуна». Хочет, чтобы все нуждающиеся дети смогли осуществить мечту стать великими спортсменами.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах