aif.ru counter
Наталья Исаева 753

«Беда нас учит смыслу жизни». Священник – о горе и покаянии

Все материалы сюжета Пожар в торгово-развлекательном центре «Зимняя Вишня» в Кемерове

Трагедия в Кемерово стала той точкой отчета, которая заставляет многих людей менять свою жизнь, уверен священник.

С каждым днем мемориал становится все больше: портреты, игрушки, рисунки, слова соболезнования от жителей не только Кемерова, но и всей страны.
С каждым днем мемориал становится все больше: портреты, игрушки, рисунки, слова соболезнования от жителей не только Кемерова, но и всей страны. © / АиФ

Трагедия в «Зимней вишне» потрясла не только Кузбасс, но и всю страну. Практически во всех городах прошли акции «Кемерово, мы с тобой», люди приносили цветы и детские игрушки к стихийным мемориалам. О том, что сейчас происходит в наших душах и как пережить горе тем, кого беда не коснулась напрямую, размышляет протоиерей Евгений Сидорин.

Пора пересмотреть ценности

Наталья Исаева, «АиФ в Кузбассе»: Евгений Юрьевич, вы неоднократно выезжали в штаб, где находились родственники погибших. Что вы им говорили? Что они рассказывали вам? И как  изменилось настроение людей сегодня?

Евгений Сидорин

Евгений Сидорин: Первый раз в штаб приехал утром 26 марта. На улице чувствовался сильный запах гари, а в школе – корвалола и валерьянки. Было сложно, да и ненужно вообще что-то говорить, потому что точно знал, что у этих людей есть опыт, который я никогда не переживал. Понял, что в эту минуту нужно просто быть рядом. Было страшное молчание, давящая тишина… Были женщины, которые молились, чтобы их подруга, её муж и их дети (они всей семьёй пришли на мультфильм), оказались живы. Был дядя, который потерял своих трёх племянников...

Трагедия стала общей. Лично мне приходили письма и сообщения с соболезнованиями от православных, католиков, протестантов Франции, Финляндии, Греции, США. Все они потрясены до глубины души. Недавно причащал 85-летнюю бабушку. На улицу она уже не выходит, по телевизору смотрит только «Союз» и «Спас». Так она рассказала, что всю неделю плачет и места себе не находит, хотя у неё никто не пострадал в пожаре. Когда служил литию (заупокойную службу) у мемориала, меня поразило, что люди несли не только цветы и игрушки, но и большие торты, дорогие конфеты и шоколадки, словно погибшие – это были их родные и они были живы, например, находились в больнице. Очень хорошо, что родители приводят туда детей и вместе с ними оставляют хорошие игрушки. Это правильно. Беда нас действительно объединила, научила смыслу жизни. А он не в том, чтобы только брать, а больше в том, чтобы отдавать, отдавать самое лучшее. Многие, наверное, начали задумываться о своей жизни.

У мемориала подошла ко мне бабушка: «Батюшка, представляете, а ведь мы с внучкой должны были быть в том кинозале, где почти все погибли… Но в последний момент планы изменились». В университете студентка исторического факультета подошла и говорит: «Батюшка, нам всей группе на выборах дали билет в боулинг. Он находится на третьем этаже, как раз там, где обвалилась крыша. У нас группа 23 человека. Как вы думаете, сколько пошли?» Предположил, что половина. Оказалось, ни один. Кто заболел, кому некогда и т. д. Хочется, чтобы относились к этому опыту бережно, ценили.

– С родителями погибших детей сейчас работают психологи. А как пережить траур тем, кого беда напрямую не коснулась? Ведь мемориал наверняка будут убирать: игрушки увезут, цветы завянут. А если на месте «Зимней вишни» какой-нибудь технопарк строить начнут?.. Ведь первые мысли: в этой коробке ещё больше детей сгореть может.

– Мне стало немного обидно, что нас опять начали делить. Запустили в Интернете опрос с вариантами ответа, что сделать на месте «Зимней вишни»: мемориал, сквер, часовню или памятник. Считаю глупым такое решение. Даже некоторые наши священники поддались искушению и стали отправлять друг другу ссылки, чтобы всем проголосовать за часовню. Почему нельзя сделать сквер с часовней и с памятником? Людям, прежде всего родным погибших, не нужны лавочки, где будет собираться молодёжь с пивом. У кого-то ведь, возможно, даже праха не будет, чтобы похоронить. Но будет потребность куда-то прийти и поставить свечку, возложить цветы. Зачем нужны эти «тараканьи бега», кто больше голосов в Интернете накрутит? Нужна ли эта «игра в демократию» в такой ситуации?

Пережить это страшное горе поможет только созидание и изменение своей жизни, принципов, по которым живём.

Как нам пережить траур? Русский народ очень мудрый, у нас на каждый случай жизни есть пословицы и поговорки. Мне вспоминается одна, значение которой, мне кажется, сегодня не до конца понимают: «На Бога надейся, а сам не плошай». Нужна живая молитва (надежда), но и осознание ответственности в своей жизни. Ещё одна поговорка: «Делай, что должен, и будь, что будет». Если ты должен нажать на тревожную кнопку – нажми. Должен открыть дверь и сообщить всем о беде – сделай это. Думаю, пережить это страшное горе поможет только созидание и изменение своей жизни, принципов, по которым живём. Начнём активнее делать пусть малые, но реальные добрые дела. Перестанем давать взятки, брать взятки. Пришла пора не только технопарки строить, а менять свою жизнь.

«Шапокляки нашего времени»

– Вокруг трагедии сразу же появились фейки, мошенники, мистификаторы. Чего хотят эти люди?

– Об этом ещё Достоевский написал в «Братьях Карамазовых»: «В мире идёт война, Бог с дьяволом борется. А поле битвы – сердце человеческое». Как-то столкнулся с интересной логикой сатаниста. Он объяснял, мол, в рай попасть сложно, потому что не грешить невозможно, поэтому лучше сразу служить сатане и забронировать удобное место в аду. Но ведь Бог в рай берёт не тех, кто не грешит, а тех, кто не желает грешить. Все эти создатели фейков – это такие шапокляки нашего времени, которые верят, что добрыми делами никто славен не будет. Они хотят посеять смуту в душах. Им это помогает жить, радость доставляет. Но в них нет никакой мистики, всё это чушь. Не нужно воспринимать их всерьёз.

– После трагедии люди ждали, что власти извинятся. Как вы считаете, насколько важно, чтобы чиновники попросили прощения у народа? Зачем нам это нужно?

– В каждом из нас заложена потребность в извинении и прощении. Если я что-то делаю неправильно и осознаю это, то больше шансов, что я всё исправлю и больше так поступать не буду. Во-вторых, извинение равно изменение. Т. е. мы внутренне верим, что если власть извинится, то она начнёт и меняться.

Людей беспокоит, что со стороны власти мало понимания, что она в любом случае несёт ответственность за всё происходящее в городе, области. Некоторые, возможно, считают, что если извинился, значит, виноват, и тебя посадят в тюрьму. Но нужно разделять общечеловеческие категории и юридические.

С другой стороны, считаю, что покаяться мы должны все. В Интернете сейчас многие пишут, мол, в этой «Зимней вишне» ходить было страшно из-за узких коридоров и т. д. А почему же вы не били тревогу раньше? Почему не пытались навести порядок, обратиться к власти, чтобы она навела? Пришло время задать себе вопрос: а правильно ли я сам живу? То, что сегодня произошло – это случайность? Просто так сошлись планеты и в одной точке встретились несколько бездельников и коррупционеров? Давайте поменяем губернатора, и жизнь наладится?  Думаю, что не наладится. В «Зимней вишне» были люди, которые жертвовали собой и спасали детей. Но были и другие случаи. Мне пострадавшие рассказывали, как в один из кинозалов забежала женщина, молча схватила свою дочку и убежала, даже не предупредив остальных о пожаре. Не знаю, что двигало мамой. Может, она сама была в шоке. Но, возможно, у неё шевельнулась мысль, что её с ребёнком по дороге могут просто задавить. Условно говоря, есть «Титаник», а шлюпок на всех не хватит, поэтому спасайся, кто может.

Пока мы не изменим себя и не разбудим свою совесть, в нашем обществе будут и дальше происходить такие страшные вещи. Не только сон разума, но и сон совести рождает чудовищ!

Досье
Евгений Сидорин родился в 1970 г. в Томске. В 1994 г. окончил филологический факультет Кемеровского государственного университета. В 2000-м окончил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Старший преподаватель КемГУ, руководитель детской общественной организации «Братство православных следопытов», священник Казанского храма г. Кемерово.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество