aif.ru counter
210

Забастовщик Сазыкин: о проблемах шахтеров надо орать

Какой трудяга не мечтает о повышении зарплаты, сокращении рабочего времени и улучшении условий

Бороться за эти блага должен профсоюз. А борется ли?

Проходчик Андрей Сазыкин, отчаявшись найти поддержку в профсоюзе, в августе прошлого года решил сам встать на защиту своих интересов. Итогом стало увольнение бунтаря «по статье».

 

С минимальными потерями

– Андрей, пять месяцев назад Вы решили бороться за свои права с помощью подземной забастовки. Тогда работодатели вас записали чуть ли не в террористы и уволили с шахты «Кушеяковской». Где вы теперь работаете?

– Мы втроём с коллегами тогда отказались выходить на поверхность, т.к. хотели улучшений для себя и коллектива в целом. В частности, требовали увеличить продолжительность смены с 6 до 8 часов и изменить график с нынешнего «три рабочих дня – один выходной» на «три через три». А в итоге нам приписали «статью»: якобы мы создавали реальную угрозу наступления несчастного случая, аварии или катастрофы. В протоколе подписались все, даже профсоюзы «Росуглепроф» и «Независимый профсоюз горняков России», которые, на мой взгляд, обязаны были встать на сторону работников: они должны понимать, что люди, просто сидящие под землёй, не создают опасности, как и те, которые просто присаживаются отдохнуть во время смены.

Нынче рельсовые войны никому не нужны, потому и проблемы горняков находятся под пристальным вниманием

После увольнения мы сами продолжили отстаивать свои права – подали в суд о признании этих приказов незаконными. Орджоникидзевский районный суд Новокузнецка встал на нашу сторону и вынес решение восстановить нас на работе в шахте на прежних условиях. На следующий день после суда мы приступили к прежней работе на «Кушеяковской». Хочу сказать большое спасибо нашему адвокату Тамаре Тодосьевой: она молодец, отстаивала наши права в Новокузнецке, защищала в Кемерове в областном суде.

– Борьба за права – дорогое удовольствие? Сколько денег потеряли из-за отстранения от работы, на судебные издержки и прочее?

– Удовольствия, конечно, мало от этой борьбы. Но зато приобретаются опыт и закалка – а что может быть важнее? Сейчас, по решению суда, нам выплатят компенсацию за два месяца вынужденного прогула по среднему заработку, за адвоката и за моральный вред по 5 тыс. рублей. Суд не вернул нам деньги только за проезд. А так ничего не потеряно. Зарплата у нас ровно такая же, как и у небастовавших коллег. Планируем работать дальше на этом предприятии и продолжать верить в лучшее – в то, что главный пока вопрос с графиком 3/3 решится в 2013 году (на май намечено рассмотрение этого вопроса в Госдуме).

– Андрей, у вас трое детей, мал мала меньше: старшему ребёнку два года, двойняшкам по году. Многие в подобных обстоятельствах предпочитают не высовываться, чтобы единственный источник дохода семьи не иссяк. Почему вы боретесь за права? Жена вас не пытается остановить?

– Борюсь, потому что хочу видеть, как растут мои дети, воспитывать их, уделять больше времени семье. В конце концов, хочу просто жить, а не проводить большую часть времени на работе (12 часов) и во сне (8 часов). График 3/3 решил бы эти вопросы… Обратите внимание, сейчас большинство простых рабочих практически живёт на работе, а то и на двух-трёх, чтобы заработать хозяевам и себе. А жить когда? В 50 или 60 лет, когда лучшие годы провели под землёй, а на руках пенсия в 12-15 тыс. и здоровья не осталось? Жена поддерживает двумя руками, она всё это понимает.

«Надо орать о проблемах»

– После забастовки вы говорили: «Главное, мы донесли до широких масс наболевшие проблемы шахтёров». На данный момент произошли хоть какие-то изменения по тем требованиям, которые вы выдвигали в августе? Что ещё нужно сделать, чтобы вас услышали?

– Вопрос о новом графике работы на рассмотрении в Думе, а это главное. Остальную информацию местные начальники и профсоюзы преподносят со своей колокольни и ничего менять не хотят. Создаётся впечатление, что основную массу рабочих всё устраивает. Это ошибочное мнение. Просто люди сейчас всё держат в себе и не верят никому.

Я пытаюсь донести до коллег, что пока мы ничего не делаем, а только болтаем за спинами руководства, ничего не изменится и всё останется по-прежнему. Надо подымать волнующие вопросы на собраниях, которые проводит директор. Если он не хочет решать, то ехать к гендиректору или в Москву к «Евразу», или к Госдуме. Пока Москва не услышит, здесь, в Новокузнецке, инициативу вряд ли кто-то возьмёт в свои руки.

Важно перестать бояться руководителей, думая, что они из другого теста. В высоких креслах сидят такие же люди, просто они далеки от нас. Поэтому им надо говорить – а если понадобится, то и орать – о наших проблемах.

– «Орать о проблемах» – это ли не функция профсоюза? Равно как и защищать права трудящихся. Но когда вы оказались за бортом, ни один из двух профсоюзов, существующих на шахте, вас не защитил. Чего не делают нынешние «союзы рабочих», и как заставить их шевелиться?

– Профсоюзы сейчас не защищают работников, а просто сидят и делают вид, будто защищают. Придумывают отговорки, подписывают кучу бумаг от имени работников, ждут распоряжений из Москвы. Вот как «много» функций у них! Где ещё найти такую «работу» за такие деньги? Инициатива нынче наказуема, поэтому проф­союзные лидеры протирают штаны лет по 20, а то и больше. Обычно на место прежнего председателя садится новый, которого они выращивают заранее, чтобы соответствовал требованиям и не создавал лишних хлопот для тех, кто выше.

Но что должен делать проф­союз? В первую очередь отстаивать интересы работников, а не работодателя, ведь зарплату платим ему мы, работники предприятия. Сейчас за больничные мы получаем копейки, заработная плата уже от всего зависит (снижается даже за травмировавшегося коллегу), в 2007 году забрали график 3/3. Уровень зарплаты уже очень долго не поднимается, в то время как цены на продукты, бензин, ЖКХ постоянно растут. Решение этих вопросов – забота профсоюза.

Осенью мы хотели открыть третий профсоюз на шахте, но нам отказали. Мол, имеющиеся два – это уже перебор, не говоря уж о трёх. Задача профсоюза – не конкуренция, а общая работа во благо трудящихся. Если один не устраивает, то не открывается второй, а просто переизбирается председатель. Но у нас проще открывать новые, чем пытаться изменить что-то в уже существующих.

– Что сейчас может сделать обычный работяга, который хочет улучшить условия труда и увеличить зарплату? Можете, опираясь на собственный опыт, предложить алгоритм борьбы за права?

– Чтобы добиться желаемого, сходите к своему директору, поговорите или обратитесь к нему письменно. Если результата нет, то так же в письменной форме обратитесь в трудовую инспекцию, в прокуратуру, в суд. Всё в наших руках – действуйте! Но для начала надо победить собственную лень и равнодушие.

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество