aif.ru counter
Наталья Исаева 160

Индивидуальный подход. Как сегодня исследуют рак

Учёный рассказывает о вакцине, генах и достижениях учёных.

Последствия работы во вредных условиях наступают, как правило, спустя годы после выхода на пенсию.
Последствия работы во вредных условиях наступают, как правило, спустя годы после выхода на пенсию. © / Павел Казаков / АиФ

С начала 2018 г., по данным областного клинического онкологического диспансера, на ранних стадиях врачи выявили рак у 3300 кузбассовцев. За это же время прооперировали 2877 больных. Статистика пока не утешает: за 2017 г. смертность от рака выросла на 1,2%. О том, как ситуация меняется с годами и чего смогла достичь кузбасская наука в изучении рака, корреспонденту «АиФ в Кузбассе» рассказал доктор медицинских наук, профессор Андрей Глушков.

Показатель чистоты

Наталья Исаева, «АиФ в Кузбассе»: Андрей Николаевич, Кузбасс на протяжении многих лет занимает лидирующие позиции по уровню заболеваемости раком. Какая форма рака у нас самая распространённая? Какие изменения, по вашим наблюдениям, произошли за последнее время?

Андрей Глушков

Андрей Глушков: с 1996 г. общая заболеваемость раком в Кузбассе выросла на 30%. Но при этом заболеваемость раком лёгкого и желудка снизилась на 25% и 40% соответственно. А заболеваемость раком молочной железы и кожи, наоборот, выросла на 37% и 40% соответственно. Так как онкология в большей степени биологический индикатор состояния окружающей среды, то мы можем сделать вывод, что воздух становится чище, вода лучше и питание качественнее. Но проблема в том, что показатели заболеваемости отстают от загрязнения окружающей среды лет на 10-15. Т. е. то, что мы имеем сегодня, – это ответ на загрязнения десятилетней давности. Если сейчас промышленность начнёт восстанавливаться и количество выбросов будет увеличиваться, то на нашем здоровье это скажется лет через 15 лет. По сути, сегодняшнее снижение заболеваемости раком лёгкого и желудка – это результат улучшения экологической обстановки в предыдущие годы. Эти знания важны для власти, чтобы принимать решения. Давно пора переходить на новые уровни в технологиях добычи и переработки угля и т. д.

Есть и другой аспект – бытовые факторы, которые с экологической обстановкой никак не связаны. Например, рак молочной железы.

Основные причины его возникновения известны: ранняя половая жизнь, ранние аборты, постоянное использование противозачаточных препаратов, курение. Сложнее объяснить рост заболеваемости раком кожи. Он возникает под действием солнечной радиации. Для Кузбасса она не характерна. Возможно, к ней приводит то, что люди стали чаще выезжать в жаркие страны и там получать такое количество солнечного воздействия, к которому не привыкли в нашем климате.

– Какие профессии и территории находятся в зоне риска?

– Ситуация меняется постоянно, поэтому сказать, что какой-то город больше подвержен онкологическим заболеваниям, нельзя. А связь онкологии и какой-то профессии ещё не доказана.

Например, касательно угольной промышленности. Есть в мире отдельные научные работы, но большинство из них отрицают связь рака и труда в шахте. Но тем не менее учёные говорят, что нужно вопрос исследовать дальше, потому что считают, что связь всё-таки есть, просто у нас методики несовершенны. Ведь в угле есть канцерогены. Бензапирен, полициклические углеводороды, есть радон. Т. е. факторы налицо, но доказать, что у этого конкретного человека рак возник именно из-за работы, пока нельзя.

Конечно, в большей опасности находятся рабочие канцерогенных предприятий. Есть международный список веществ-канцерогенов. Но проблема в том, что злокачественные опухоли, как правило, возникают не во время работы на производстве, а после того, как человек уволился или ушёл на пенсию. В советское время было проще, потому что вся собственность была государственная, поэтому профилактику и лечение проводили за счёт государственного кармана. Сегодня, когда всё в частных руках, сложнее. Человек, может, и заработал рак из-за работы на своём предприятии, но доказать это не может, а значит, и компенсацию с предприятия тоже не сможет получить.

Один болеет, другой – нет

– У нас достаточно городов и районов, которые находятся в окружении разрезов. Например, в Киселёвске угольная яма в центре города. Как на генофонде жителей это может сказаться и вообще на здоровье?

– Генофонд меняется от поколения к поколению. Но сам факт того, что угольный разрез находится в центре города – это, конечно, плохо. Нарушаются подземные воды, нарушается состояние окружающей среды. Большая концентрация пыли, выхлопные газы – это всё обязательно скажется на здоровье и может спровоцировать рак. Конечно, не у всех. Но опасность есть.

– Что нового стало известно кузбасским учёным о раке? На какой стадии находится наша наука и в каком направлении идёт?

– Сегодня наша задача – выявить индивидуальный онкологический риск, ведь мы все живём в одинаковых условиях, но кто-то заболевает раком, а кто-то нет. Есть случаи, когда человек не курит, не пьёт, на вредном производстве не работает, а всё равно заболевает. Потому что у него особенная чувствительность даже к малым количествам канцерогенов. Важно понять, насколько каждый конкретный человек подвержен их воздействию. Поэтому сегодня мы занимаемся разработкой методов определения индивидуальной предрасположенности.

Канцерогенезом у здоровых никто, кроме нас, не занимается. Онкодиспансер разрабатывает и внедряет новые методы лечения, закупает диагностические аппараты. На вооружении врачей сегодня современные технологии, поэтому, например, мы на высоком уровне по ранней диагностике. Но к профилактике это не имеет отношения. Профилактика – это, например, предупреждение конкретного человека уже в подростковом возрасте, когда он готовится выбрать для себя профессию, что ему не нужно идти на вредное производство, потому что он очень чувствителен к канцерогенам.

Это сложно. В этом процессе задействована масса систем, потому что всё связано с основой жизни - делением клеток. А рак – это ненормальное деление клеток.

Нам удалось выявить неизвестные ранее механизмы. Мы доказали, что канцерогены, которые содержатся в нашем угле и образуются при его сжигании, влияют на гормональный баланс организма. Изменения провоцируют рак молочной железы и рак лёгкого. Всё зависит от того, как иммунная система человека реагирует на химический канцероген. Если правильно, то гормональный баланс поддерживается. Если неправильно – происходит поломка. Общее понимание механизма у нас уже есть. Сейчас наша практическая задача в том, чтобы довести методы до индивидуального уровня и сделать их надёжными.

Вакцина может навредить

– Андрей Николаевич, но ведь вы создавали вакцины для профилактики рака. Они уже опробованы? Почему это не может стать первым шагом для профилактики?

– Мы продолжаем работу в этом направлении. Вакцина – это не новинка. Её начали разрабатывать в Канаде ещё в 1937 г. Сложность в том, что иммунный ответ на канцерогены у одного человека работает против них, а у другого – за них. Поэтому, если применять вакцину, одного человека мы будем защищать, а у другого, наоборот, стимулировать возникновение рака. Почему это происходит – непонятно. Поиском ответа на этот вопрос мы и занимаемся. На западе до сих пор разрабатывают вакцину, а мы уже поняли, что такая вакцина может навредить, что для её применения нужно знать, как она сработает в дальнейшем. И поэтому мы начали разработку альтернативных препаратов для профилактики.

– Может ли рак передаваться по наследству? Если в семье несколько человек умерли от этой болезни, нужно ли принимать какие-то меры предосторожности? Проверяться каждый год, как на туберкулёз?

– Фактор наследственности в случае заболевания раком, конечно, есть. Семейный анамнез, например, большой для рака молочной железы и рака лёгкого. Кроме того, есть особые гены, мутация которых с большой вероятностью приводит к раку. Часто рак молочной железы вызывает мутация двух определённых генов. Если генетическое обследование показывает в них мутации, то на 50-90% онкологическое заболевание гарантировано. Генетическое обследование достаточно провести раз в жизни. Но ведь кроме генов есть и окружающая среда. Предсказать, как будет меняться она, мы не можем. Для этого и нужно определить индивидуальный риск. Если говорить о регулярных обследованиях, то они нужны и для профилактики, и для раннего выявления рака. Поэтому не нужно пренебрегать диспансеризацией.

Досье
Андрей Глушков родился в 1956 г. в Томске. Директор Института экологии человека СО РАН с 2004 г. Разработал новое направление в онкоиммунологии для профилактики рака и врождённых пороков развития. Доктор медицинских наук, профессор.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета Газета

Самое интересное в регионах
Роскачество