aif.ru counter
Инна Меняйлова 0 295

Всегда чувствую дух предков. Архитектор - о корнях и творчестве.

Все материалы сюжета Коренные соседи

Геннадий Челбогашев, пожалуй, пока единственный достигший таких профессиональных успехов архитектор, родившийся в Горной Шории.

«Коренные» мотивы в творчестве - для души.
«Коренные» мотивы в творчестве - для души. © / Из личного архива
Геннадий Челбогашев

Церковь Сретения Господня, памятник русскому писателю Ивану Тургеневу, великому генералу Багратиону, уникальные пока ещё нереализованные проекты, посвященные Цою, истории Петербурга – к сожалению, его творчество не связано с Родиной. Но тот далёкий дух предков, который чувствует каждый человек, определяет и художественное творчество Геннадия – в его рисунках и декоративных скульптурах сложно не заметить национальных черт. Геннадий Челбогашев рассказал корреспонденту «АиФ - Кузбасс» о своем твторчестве.

В каждом есть дух предков

Ваше детство прошло в далёком шорском посёлке. Какие воспоминания об этом времени у вас остались? Воспитывались ли вы в шорских традициях? Знали ли язык?

– Я родился в посёлке Берёзовая Речка в многодетной семье седьмым ребёнком. К сожалению, шорских традиций семья не придерживалась, и на своём языке никто уже не разговаривал. Наверное, единственное, что осталось, – это особенное отношение к природе как к чему-то живому и родному, одушевлённому. Мои родители были охотниками. Рыбалка, сбор ягод и кедровых орехов, уход за скотиной – так проходило моё детство. Чаще всего, конечно, вспоминаю  природу – её потрясающую красоту. Сейчас мне её очень не хватает… Мои родители умерли рано от туберкулёза, когда мне было всего лишь шесть лет. Вместе с другими детьми нас отправили жить и учиться в школу-интернат № 5 г. Междуреченска.

Кто привил вам любовь к творчеству?

– Первый раз я взял карандаш в руки только в шесть лет, когда начал учиться в школе. Увлечённый игрой линий, я нарисовал несколько домов – получился город. Наверное, именно тогда и предопределилась моя судьба, что я стану архитектором. В детстве рисовать не учил никто. Просто дар этот, мне кажется, дан или не дан свыше. Все играли в футбол, а я рисовал… В школьные годы рисовал очень много - всё красивое, в том числе и природу. Представлял её в разных образах, как живую.

Я никогда не чувствовал себя не таким, как все, из-за своей национальности. Не чувствую и сейчас. Искусство не имеет границ – вне зависимости от вероисповедания и национальной принадлежности. Шорские традиции утеряны. Сейчас это просто декорация, но в каждом человеке есть дух предков, который он всегда чувствует. Поэтому я всегда считаю себя неотделимым от своего народа, что прослеживается в моих работах.

– Но в ваших рисунках и декоративной скульптуре можно увидеть национальные мотивы. Откуда вы берёте темы, сюжеты для рисунков?

– Мой профессиональный дебют состоялся в 2011 году. Первой стала серия графических работ, посвящённая духовной культуре и истории шорцев. Тему я выбрал ещё и потому, что серьёзно в искусстве ею никто не занимался. Создаю и декоративную скульптуру, связанную с национальными мотивами: «Сух эзи», «Звуки бубна», «Полёт шамана». Специально культуру, литературу и шорские традиции не изучал. Я создаю произведения на основе своего мироощущения. Моё творчество – это не переписывание истории или заимствование. Истоки гораздо глубже - это память минувших поколений.

– Как вы считаете, какие ваши произведения являются воплощением духа народа?

– Конечно, это мои рисунки «Шаманка», «Лики шамана», «Принцесса», «Камлание», «Беседа с вороном», «Совет с духами», «Долина предков». Именно в них можно увидеть и прочувствовать всю силу, мощь, свободу шорского народа, его неделимую и гармоничную связь с природой, к которой наш народ всегда обращается за помощью, а природа обязательно ему помогает. Особенно интересна мне тема шаманизма, ведь шаман – особое лицо, он избранный, хранитель традиций, умеющий общаться с миром духов и природой. Есть в нём что-то притягивающее, манящее, таинственное и величественное, то, что сложно понять и постигнуть…

Проект памятника Виктору Цою в Санкт-Петербурге. По причине недобросовестности заказчика проект не был осуществлен.
Проект памятника Виктору Цою в Санкт-Петербурге. По причине недобросовестности заказчика проект не был осуществлен. Фото: Из личного архива

Самое прекрасное

Вы проектировали церковь Сретения Господня. А не задумывались ли вы о проектировании шорского храма? Каким он должен быть, на ваш взгляд?

– Церковь Сретения Господня – это один из самых «долгоиграющих» наших проектов. От проектирования до строительства прошло десять лет (1998 – 2008 гг.). Храм получился достаточно современным, хотя все каноны мы постарались соблюсти. Перед нами стояла задача – сделать простой храм с внутренним убранством, выдержанном в византийском стиле. Я всегда считал, что духовная архитектура не должна быть помпезной. Нет в храме и золотых куполов – мы посчитали, что в наружном декоре этой церкви сдержанные интонации будут более уместны. А специальный шорский храм, я считаю, возводить не нужно. Шорцы испокон веков обращались к природе, её силам и к духам. Поэтому самое прекрасное – это храм природы!

– Вы принимали участие в создании памятников Ивану Тургеневу и Багратиону в Санкт-Петербурге. Все они выполнены в традиционном классическом стиле, впечатляют своей величественностью. Расскажите немного об их создании. В Кузбассе таких памятников очень мало. В основном это декоративные скульптуры. На ваш взгляд, каких памятников в области не хватает?

– В 1998 г. состоялся конкурс, где наш Иван Тергенев, созданный совместно со скульпторами Яном Нейманом и Валентином Свешниковым, занял первое место. Мы увидели писателя сидящим на скамейке. Одной рукой он опирается на трость, другую положил на колено. Он словно хочет встать и уйти. Перед нами писатель – великий классик и вечный странник.

Памятник Багратиону оказался лучшим среди 30 проектов. Его отлили и установили к 200-летней годовщине Бородинского сражения.

В Кемеровской области за последнее десятилетие было создано несколько интересных декоративных скульптур, в том числе связанных с традициями и культурой коренных народов. «Золотая Шория» Даши Намдакова, безусловно, одна из самых ярких, оригинальных и наиболее интересных.

В Кузбассе, я думаю, не хватает именно хороших памятников в классическом смысле этого слова – выдающимся личностям или героям. К примеру, таких, как памятник В. Маяковскому в Новокузнецке. Необходимо изучить историю становления области и выбрать лучших людей, которые внесли весомый вклад в развитие Кузбасса. На мой взгляд, памятника заслуживает 18-летний герой Советского Союза шорец Михаил Куюков, который погиб в ожесточенном бою в 1943 году при освобождении Белоруссии.

К счастью, сейчас начинается возрождение интереса к национальной культуре, традициям, истории, которое проявляется по-разному, но преследует одну цель – вспомнить наши истоки и почувствовать дух своих предков, который есть в каждом из нас.

Смотрите также:

Материал подготовлен: Инна Меняйлова
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах