aif.ru counter
0 326

Не хватает разрыва шаблонов. Когда кузбасский театр будет в тренде?

Меньше месяца осталось до объявления номинантов национальной театральной премии «Золотая маска-2019». В последние годы спектакли кузбасских театров стали постоянными участниками программ фестиваля. Но чего ждёт от театра зритель?

34-летний сантехник Гена ни разу не был в Лондоне и не знает, как любит свою Родину. Спектакль «London».
34-летний сантехник Гена ни разу не был в Лондоне и не знает, как любит свою Родину. Спектакль «London». © / Сергей Косолапов / Новокузнецкий драматический театр

Желанная «Маска» в области пока есть лишь в единственном экземпляре – у Прокопьевского драмтеатра («Приз критики», 2011), номинированы на премию были в разные годы и Кемеровский областной театр драмы – в 2017-м, и Новокузнецкий драматический театр – в 2018-м. При этом все три спектакля – «Экспонаты» (В. Дурненков, реж. – М. Гацалов), «Мирение» (В. Дурненков, М. Зелинская, реж. – Антон Безъязыков), «Лондон» (М. Досько, реж. – С. Чехов) – представляют собой то, что называют «современный театр».

Местное профессиональное театральное искусство действительно несколько «ожило». Ивана Вырыпаева ставит не только университетский театр, но и драма («Летние осы кусают нас даже в ноябре»), техника документального театра вербатим освоена не только политеховской «Ложей» («Угольный бассейн» считается первым русским вербатим-спектаклем), но и многими нашими профессиональными театрами и даже институтом культуры. С 2015 года в Кемерове работает лаборатория «Малая сцена» - проект на базе драмтеатра, где постоянно проходят читки и эскизы современных пьес. В этом году в Новокузнецкой драме появилась «Терраса», тоже посвящённая современному театру. Пьеса кемеровского драматурга Анастасии Кондриной вошла в шорт-лист престижного конкурса «Любимовка» и была прочитана в Москве. Ну и классику у нас режиссёры смело интерпретируют. Всё ли так с современным театром в Кузбассе? «АиФ Кузбасс» спросил об этом у самих деятелетей театрального искусства.

Где посмотреть то, что нигде не прочитать?

Артист Кемеровского театра драмы, старший преподаватель кафедры театрального искусства КемГИК, член СТД Иван Крылов:

- Надо договориться о понятии и критериях современности в театре. Современно для меня то, что не иллюстрирует произведение, которое театр решил поставить на своей сцене. Уровень современности заключается в сочинении спектакля. Я иду смотреть спектакль, который сделали люди сегодняшнего дня. Значит, спектакль современен. Но если меня призывают к просмотру иллюстрации пьесы, то я возьму свой гаджет, сделаю запрос «Алисе», она выдаст в поиске все найденные тексты, и я их прочту. Читать мы все умеем. Я в театр иду за живым высказыванием группы художников. Сегодня в регионе многие театры уже это с блеском осваивают, поэтому я могу сказать, что уровень современного театра в регионе не низкий, но ему есть куда ещё расти.

Институт (кафедра театрального искусства) всегда ориентируется на региональных практиков сценического искусства. Сегодня (начиная с 2012-го, может, и 2015 года) профессиональное театральное сообщество в нашей области активно работает (пытается) с современными трендами, от этого и в СТД, и в работе института появляются проекты, которые помогают будущим специалистам театрального дела быть в полной готовности работать с современными текстами, формами, видами театральной индустрии. Например, это номинация «Эксперимент» в студенческом конкурсе «Первые шаги».

«Половину не могу смотреть»

Драматург Анастасия Кондрина:

- Я начала писать пьесы, потому что не умею работать с чужими текстами. Мы выступали с ребятами, делали какие-то мультимедийные чтения стихов, и хотелось как-то разнообразить эти вещи. Нужны были тексты. Сначала какие-то прозаические включения были, чисто для чтения, а потом они стали превращаться в пьесы. Ну и начала смотреть читки современной драмы, увлеклась.

Уровень местного современного театра я оценить не могу в полной мере, потому что не очень часто хожу в театр. Почему не очень часто хожу? Потому что половина репертуара – это коммерческие постановки (комедии), которые вообще не могу смотреть.

То, что делают читки и спектакли по современным текстам, – это круто, но их мало. А каких-нибудь автономных экспериментальных театров у нас нет, к сожалению. И вот как раз не хватает свежести, разрыва шаблонов не хватает. Но вот вопрос: будут ли на это ходить? Наверное, надо приучать зрителя каким-то образом. Возможно же воспитать своего зрителя с хорошим вкусом?!

Элемент случайности

Главный режиссёр Кемеровского областного театра драмы Антон Безъязыков:

- В принципе, Кузбасс мало чем отличается от других регионов. Периодически в том или ином театре возникает любопытная работа, которую можно назвать современным театром. Профессиональный уровень достаточно высокий. Нельзя сказать, что артисты не справляются с задачами, которые ставит современное искусство, или режиссёры не соответствуют уровню.

Другой разговор, что таких спектаклей мало, да и в репертуаре они держатся, как правило, недолго и идут в камерных пространствах. На данный момент это одна из проблем региона, и мне кажется, что проблема малорешаемая. Причин много, всех не перечислишь. Назову самую, на мой взгляд, главную: неумение театра работать с молодым заинтересованным в актуальном искусстве зрителем. Та самая молодёжь, которая могла бы составить основную аудиторию современных спектаклей, к сожалению, к театру относится как к чему-то скучному, неинтересному. А как привлечь эту молодёжь, администрация театра не знает, а если и готова что-то менять в маркетинговой стратегии, то очень медленно и осторожно.

Диалога между театром и современным зрителем не возникает. Конечно, нельзя сказать, что современный театр не находит своего зрителя, ведь как-то спектакли играются, люди покупают на них билеты, но чаще в этом есть элемент случайности. Кому продали билеты распространители, те и смотрят. Вот и получается, что на спектакль «Лондон», к примеру, или «Летние осы кусают нас даже в ноябре» приходят зрители, которые не готовы к такому театру. Хорошо, если они поменяют своё мнение и придут в театр снова, но зачастую могут не принять, да и недоумение своё в письменном виде отправят или жалобу какую напишут. А те зрители, которых могло бы заинтересовать современное искусство, проходят мимо театра и знать ничего не знают.

Кто не слышит молодёжь?

Кандидат культурологии, старший преподаватель кафедры культурологии КемГИК Алексей Бураченко:

- Современные театральные направления в регионе представлены слабо. Театральное направление связано, в первую очередь, с художественным лидером, с творческой командой, создающих новый контент. Пожалуй, драмтеатр Новокузнецка существует в контексте некоего современного театрального тренда. Другие театры в большей степени ориентированы на поддержание общего статуса искусства, нежели поиска вариантов его индивидуального развития. Самое яркое явление, которое сложно назвать современным (в какой-то мере оно единично, нет попытки голого эксперимента, но присутствует адаптация проверенного временем театрального опыта осмысления реальности), - некоторые спектакли кемеровского Театра для детей и молодёжи. Эти спектакли сложно отнести к современному театральному направлению, потому что они апеллируют к традиции.

Провинция, с одной стороны, инерционна, с другой – избирательна, т. к. «заточена» на рядового потребителя (или руководители думают, что знают своего зрителя). Тренды диктует молодёжь, а люди за 30 (которые формируют культурную политику) не всегда понимают 15-летних. Поэтому сложно дать прогноз, как будет развиваться современный театр в регионе в ближайшее время.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах