aif.ru counter
Наталья Исаева 0 172

«Мужчина запустил в меня поленом». Кузбасская одиссея Ольги Васильевой

Культуролог рассказывает о том, как читать кузбасские города, искать в них исторические слои и наслаждаться даже самыми депрессивными видами.

Город можно читать, как книгу, поэтому прогулки-экскурсии становятся популярными.
Город можно читать, как книгу, поэтому прогулки-экскурсии становятся популярными. © / Елена Колмогорова / АиФ

Принято считать, что культура – это театры и музеи, выставки и концерты. Но это только маленькая часть – официальная. В музеях не расскажут, например, как в середине прошлого века кемеровчанин спрятался в ковёр, чтобы остаться на ночь в центральном универмаге. А театры не всем покажут, что происходит за кулисами. В крупных городах страны давно начали рассказывать о неформальной жизни. В Москве и Санкт-Петербурге даже изданы путеводители по нестандартным местам. О том, где неформальную историю искать в Кузбассе, мы спросили у культуролога, организатора экскурсий по Кемерову «Внутри и снаружи» Ольги Васильевой.

«Стеснялась, что из Кемерова»

– Ольга, водить горожан на экскурсии по Кемерову вы начали в 2016 г., потому что хотели доказать, что он не такой скучный, каким принято его считать. Как, на ваш взгляд, можно привлечь внимание к городу?

– Думаю, что современному человеку интересно то, чего самостоятельно он увидеть не может. Недавно подруга прислала видео из Стокгольма. Вместе с группой она ходила на бесплатную экскурсию на репетицию симфонического оркестра. Музыканты сидели в обычной одежде, периодически останавливались, дирижёр делал свои замечания. А зрители сидели потихоньку в уголочке, замерли даже… Вот отличие европейского подхода к культуре: там заинтересованы в том, чтобы люди хотя бы краешком глаза увидели закулисье. Именно оно позволяет заинтересовать человека, вовлечь его в сам процесс. Он ведь потом и на концерт придёт, чтобы посмотреть на результат. У нас же почему-то считают, что репетиции и вообще закулисье – это очень интимный процесс. Сколько бы мы ни пытались договориться с нашими театрами, получали категорическое «нет».

Когда я уезжала в Москву, стеснялась говорить, что приехала из Кемерова. Вернувшись, поняла, что ошибалась. Началось всё с элементарного любопытства: как раньше назывались улицы моего родного города? Познакомилась с краеведом Владимиром Сухацким, и вместе мы провели первую экскурсию. Оказалось, что это такая нескончаемая тема! И главное – людям интересно, есть потребность не только и даже не столько в музейных экспонатах, а именно в истории повседневности. Музеи занимаются только фактами, тогда как история складывается из жизни отдельного человека.

В этом плане даже открытие Макдональдса – уже история. Ведь 100 лет назад примерно на этом месте была грязь, потом деревянный цирк, который сгорел. А в 1990-е годы там был лабиринт из ларьков. Почему бы об этом не рассказать? Или, например, удивительный театр «Ложа»: ему скоро 30 лет исполнится! Он всё ещё работает, все актёры живы, они могут рассказать столько всего! Но его историю ещё никто не записал.

Я однажды встречалась с 96-летним главным бухгалтером ЦУМа. У неё столько фотографий старого города, столько воспоминаний! Например, когда она была молодой, проходя мимо ковров в ЦУМе, увидела волосы. Оказалось, мужчина завернулся, чтобы остаться в универмаге на ночь. Откуда мы ещё это узнаем, если не от конкретного горожанина? А люди, когда видят неформальную сторону жизни своего города, начинают его по-другому воспринимать, отношение меняется.

– Куда же, на ваш взгляд, можно водить кемеровчан, чтобы у них поменялось отношение к городу? Не только ведь в ЦУМ.

– Не только кемеровчан, и туристов можно. Можно прокатиться на трамвае № 3. С нами, например, ездит Максим Гончаренко – наш гид. Экскурсия длится два с половиной часа. Мы проезжаем бараки, частный сектор, немного гуляем по ул. Севастопольской, Ушакова и 40 лет Октября, видим архитектурные стили советской эпохи. А когда на трамвае № 1 проезжаем Знаменский собор, гид отмечает, что там когда-то была «толкучка». Максим Гончаренко вспоминает, как мальчишкой приезжал туда с друзьями и покупал пластинки за 80 руб. Это было нелегально, поэтому делали всё тайно. В музее об этом не расскажут, хотя именно человеческие истории и интересны людям. Именно поэтому у нас экскурсоводами становятся сами жители. Если вы чем-то увлекаетесь и хотите поделиться информацией или хотите поучаствовать в её записи, то мы будем только рады!

Недавно мы так здорово и весело сходили на вышивальную фабрику. Я раньше даже не знала, что у нас на пр. Октябрьском в здании издательства такая работает! Нам показали программы, с помощью которых делают вышивку, станки, сам процесс. С биологом Любовью Горшковой проводим ботанические экскурсии. Это тоже бескрайняя тема. Например, из-за уличного освещения в Кемерове для всех растений фактически удлиняется световой день, и деревья просто не успевают подготовиться к зиме! Когда я узнала об этом, стала по-другому относиться к окружающей среде.

В Кемерове есть прекрасный художественный колледж, там происходит много всего интересного! Но это закрытое место, куда можно пройти только с пропуском. В институте культуры тоже проходят выставки классных художников. Их тоже можно посетить, если взять с собой документы. Но, чтобы попасть на эти выставки и мероприятия, о них нужно узнать. Я, например, не вижу их анонсов.

У нас на самом деле много всего в городе интересного происходит, но мы почему-то об этом не знаем. Это тоже проблема. Ещё одна большая проблема, как мне кажется, - общественные туалеты. Недавно видела новость, что Кемерово выделяет миллионы на содержание биотуалетов… Этих холодных синих будок. На мой взгляд, вопрос можно решить проще и дешевле: откройте учреждения культуры для людей. Горожане вправе ими пользоваться. Почему-то руководство ДК, библиотек, театров и т. д. считает, что наши люди свиньи и начнут всё портить. На самом деле нет. В торговых центрах мы же не портим ничего. Давайте делать жизнь комфортнее друг для друга. Мы же в Сибири живём, нам и так сложно.

Экзотика за порогом

– Как вы считаете, возможно ли проводить такие же экскурсии, например, в Прокопьевске или Анжеро-Судженске?

– Можно! Мы с нашим арт-десантом съездили в несколько кузбасских городов, поэтому могу точно сказать: есть что показать. К примеру, Прокопьевск – это такая советская «консерва». Столько зданий, которые ещё хранят даже запахи тех времён. Рядом с железнодорожным вокзалом дом культуры – хорошо сохранилась советская архитектура. Идём дальше, и тут вижу дома-колбасы, которые в Кемерове уже давно разрушились, а там в отличном состоянии. В них даже до сих пор люди живут. А ещё, на мой взгляд, в этом городе лучшая в Кузбассе галерея. Ею руководит художник Олег Комаров. Ещё в Прокопьевске продают удивительный авторский квас, а бабушки в центре города торгуют зеленью и огурцами. Из таких вот мелочей складывается атмосфера, на этом можно делать акцент, чтобы заинтересовать туриста даже самым, казалось бы, нетуристическим городом.

Недавно съездила в Мариинск, и мне не хватило времени всё посмотреть. Там документальные фильмы снимать нужно. Начиная с дороги. Мне кажется, она самая живописная. И сам город прекрасен с его старыми домами. А какие люди удивительные! Они готовы привлекать гостей в свой город, просто им нужна помощь.

Мы были в собственном музее автора памятника картошке Юрия Михайлова. Там такие интересные экспонаты, которые вряд ли есть в других музеях. Например, мензурки для самогонки. А ещё он прекрасно поёт казацкие песни. Когда мы едем в какой-то город, специально заранее ничего о нём не читаем. И гида профессионального, естественно, не берём. О Мариинске я знала, что там есть ликёро-водочный завод. Но в итоге поразил меня совсем не он, а тюрьма. А ещё больше – деревянные двухэтажные бараки рядом с ней. В них ещё живут люди, которые в советские годы её охраняли. Заходишь в подъезд – там старые почтовые ящики, деревянные лестницы… Ты попадаешь в другое время, на 50 лет назад. Место буквально пульсирует.

Ещё один важный момент, когда путешествуешь по городу, это общепит. Когда мы уезжали, хотели где-то поесть. Зашли в кафе, которое находится на выезде. На столе меню на листе формата А4, по телевизору какая-то передача слишком громко… Показалось, неуютно. Хотели развернуться и уехать, но остались. И не зря. Мы купили удивительно вкусные плов и самсу.

Люди платят огромные деньги, чтобы оказаться в какой-то экзотике. Я была в Дубае… Да, богато. Да, Макдональдс из мрамора. Но город показался каким-то пустым. А Мариинск, который находится в двух часах езды на машине, дал намного больше эмоций. Или, например, Анжеро-Судженск. Не забуду, как на территории стекольного завода мужчина запустил в меня поленом. Его, с одной стороны, можно понять: он работал, а мы ходили там с фотоаппаратами…

Завод когда-то был градообразующим предприятием, а сегодня уже не работает. Но всё открыто. Это целая эпоха, и оказаться среди этих мощных останков – дорогого стоит. Ведь в Грецию ездят, чтобы посмотреть на останки Парфенона. А у стекольного завода тоже есть своя эстетика, даже у разрушенного. Это часть жизни людей, которые в Сибирь съезжались и пытались выжить…

Нас ещё ждут Тайга, Берёзовский, Юрга. Хочется всё объездить и открыть эти города хотя бы для самих кузбассовцев. Но, к сожалению, без поддержки тут не обойтись. Мы ходили в департамент молодёжной политики, в департамент культуры… Говорят, что ничего социального наши проекты не имеют. Хотя на всероссийском форуме «Пора» «Внутри и снаружи», например, получил вторую премию... А ведь если бы мы работали с чиновниками сообща, то смогли бы сделать больше, показать людям ещё больше интересного. И, возможно, кузбассовцам не захотелось бы отсюда уезжать.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах