aif.ru counter
Наталья Исаева 0 68

Ложа целиком из партера. Куда плывёт неформальный театр?

Актёры из «секты» пугали электриков забытым реквизитом, а прохожих - акциями

Уже четверть века «Ложа» начинает сезон спектаклем «Мы плывём». Против традиций всё же не попрёшь.
Уже четверть века «Ложа» начинает сезон спектаклем «Мы плывём». Против традиций всё же не попрёшь. © / Сергей Наседкин / Из личного архива

В 1990-е годы «Ложу» называли революцией в театральной жизни Кемерова. В ней не было классической драматургии. Не звенели традиционные звонки перед началом спектакля. Вместо профессиональных актёров – студенты. Но это не помешало театру-студии получить признание. Вена, Лондон, Москва... Причём его приглашают на фестивали профессиональных театров. В том числе и на «Золотую маску». Художественный руководитель «Ложи» и актёр Сергей Наседкин провёл экскурсию по театру и рассказал, за что это место так любили в конце прошлого века, где была комната маньяка и как «Ложа» живёт сегодня.

«Ненастоящий» театр

Как в своей книге «Театр отчаяния. Отчаянный театр» отмечает основатель «Ложи» Евгений Гришковец, в 1990-е он совсем не знал, как нужно делать театр. Он строил его методом проб и ошибок. «Мы учились этому все вместе. Женя не хотел, чтобы у нас был классический драматический театр. Он ему не нравился. Хотелось чего-то своего, оттого была революционность. Манеру нашего сценического существования определили московские критики: метод коллективной импровизации. Мы даже сами о таком не знали», - вспоминает Сергей Наседкин.

Актёры действительно заранее выбирали тему, потом выходили на сцену и начинали диалоги. Так рождались спектакли. Сначала их никак не фиксировали. Но со временем всё же стали записывать, чтобы не забыть. Несмотря на то, что «Ложа» работала и работает при КузГТУ, в первом составе было девять студентов КемГУ, двое – из КемГУКИ и лишь один, Евгений Сытый, из политеха. Сегодня, правда, большинство всё-таки из «родного» университета. «Многие кемеровские профессионалы нас считают ненастоящим театром и всерьёз не воспринимают. Но нам это неважно. Мало кого из актёров кемеровских театров пригласили сниматься в кино или поработать в МХТ им. Чехова. А наш Сытый, горняк по образованию, там работает. Гришковец, который десять лет на филологическом факультете учился, известный актёр и писатель», - отмечает Сергей Наседкин, который тоже не раз снимался в фильмах режиссёра Бориса Хлебникова.

Провокации и эксперименты

Как отмечает Сергей Наседкин, актёры всегда опасались выглядеть серьёзно, поэтому старались делать спектакли ироничными. «Когда начинают копаться в философских смыслах, это так скучно», - считает актёр. Тогда, в 1990-е годы, не было такого большого выбора, где проводить своё свободное время. Многие горожане проводили вечера у телевизора и привыкли думать, что там показывают только хорошее. От этого наблюдения родился «Плохой спектакль».

На сцене творилось что-то невообразимое: актёры на четвереньках показывали дрессированных собачек, изображали джигитов на деревянных конях, слепых жонглёров. А перед зрителями стояли коробки с помидорами. Но люди просто сидели и смотрели… «А один наш приятель, который первые десять минут спал, от какого-то очередного «Ап» проснулся, посмотрел на сцену и кинул в нас первый помидор. Тут-то народ выдохнул и от души «оторвался», - вспоминает Сергей Наседкин. Такой эксперимент устроили, чтобы зритель понял: каждый сам выбирает, что ему смотреть.

А после акций, которые устраивали актёры, некоторые горожане даже стали к ним относиться настороженно. Например, стоят семь человек и молча смотрят в небо. Прохожие останавливаются, тоже поднимают глаза и… ничего не видят. А на перекрёстке ул. Терешковой и пр. Ленина, где вентиль колодца напоминал штурвал корабля, устроили «плавание». «Я надел бушлат, капитанскую фуражку и стою рулю. А Сытый с Гришковцом наблюдают за реакцией прохожих. Народ обомлел», - вспоминает Сергей Наседкин. А к 7 ноября студенты и вовсе предложили, чтобы заводчане, например, взяли Главпочтамт, почтовики – завод и т. д., а потом всем городом собраться у обкома партии - не врываться в него, конечно, как в Зимний дворец, а просто обойти и потом пойти праздновать. Кто-то покрутил пальцем у виска, а кто-то посмеялся от души.

А в 1995 г., когда актёры съездили за границу, устроили в Кемерове «Полёт в Европу». Поставили стулья перед входом в театр, сделали по бокам из картона иллюминаторы – это был самолёт. Согласно купленным билетам был бизнес-класс и эконом. В бизнес-классе «стюардессы» развозили пиццу и напитки. Полёт длился час. На сцене устроили гладиаторские бои, в гардеробе – «пип-шоу»: Евгений Сытый ходил в пальто, во внутреннем кармане которого был спрятан журнал «Плейбой», и за отдельную плату в другой коморке через маленький глазок показывал картинки. А самое «душепотрясное» было в подвале. Там сделали комнату маньяка: в ванну налили воду, добавили красную краску, в воде плавали детские игрушки. В другой комнате устроили камеру пыток.

«Но самый треш устроили в грузовом лифте. Повесили туда набитые газетами галифе и обули их в сапоги. Показали и забыли. Прошло года два-три, и в подвал пришли электрики с фонариками - ремонтировать свет. Зашли в комнату пыток, комнату маньяка… Убедились, что попали в секту. А потом открыли грузовой лифт… С криками «трупа-а-ак!» вылетели на улицу. Тогда в университет приезжал целый майор, была милиция с собакой. Мы думали, что нам не поздоровится. Но когда рассказали ректору, он так смеялся», - вспоминает Сергей Наседкин. Хоть большинство традиций «Ложа» сохранила, но подобные акции больше не проводит… У сегодняшних актёров такого куража, как у Сытого, Наседкина и Гришковца в их годы, нет.

«Незаменимых нет - есть неповторимые»

В 1990-е в «Ложе» даже ночные дискотеки проводили: с 23.00 субботы до 6 утра воскресенья. «Мы были очень модными и, по сути, первым ночным клубом в Кемерове. «Март» появился уже позже. Однажды наш знакомый приехал к нам на такси. Водитель довёз его прямо к воротам и спросил: «А вы куда?» - «В театр Ложа» – «Не советую вам» – «Почему?» – «Там же секта»… Это было совершенно незабываемое время. Перед нами не стояла задача заработать - мы просто строили свой театр», - вспоминает Сергей Наседкин.

Первое время, когда из театра кто-то уходил, актёры очень переживали. А потом пришло понимание, что незаменимых нет, есть неповторимые, а хороший спектакль испортить невозможно. Так вышло и с уходом самого Евгения Гришковца. «Мы были к этому готовы. Тогда из Кемерова уезжала его семья, да и сам Женя заговаривал о том, что ему стало тесно. Последний его спектакль «Было тихо» был почти без слов. Но мы не собирались бросать своё дело. Из первого состава нас тогда оставалось четверо. Мы плодотворно работали. Сделали, например, «Угольный бассейн», с которым съездили в Вену, Москву, Иркутск, Нижний Новгород, Новосибирск и т. д.», - отмечает актёр.

Как и для любого театра-студии, для «Ложи» актуальна проблема текучки: по окончании университета студенты через некоторое время отходят от занятий театром. Однако некоторые задерживаются… Надолго. Как это сделал Сергей Наседкин и, как признаётся он сам, уходить не собирается. Сейчас в театре на постоянной основе 12 человек и трое на ангажементе – участвуют в одном-двух спектаклях. Если есть люди, которые находят время прийти туда после учёбы и работы, значит, у театра есть прочные традиции, и сделан он с любовью и надолго.

Сегодня театр стал репертуарным. «На спектакли приходит много молодёжи. Я этому очень радуюсь. Мы собираем полный зал. В этом году вернули в репертуар «Закон природы». Показали его пару недель назад - зал был битком! Вообще он вмещает 60 человек, а пришло 75. Пришлось ставить приставной ряд! Пришли мои ровесники, вспомнили прошлое...» - рассказывает Сергей Наседкин. Последние три года Сергей работает без Евгения Сытого, актёра из первого состава. В 2016 г. уже своими силами он поставил спектакль «Паразиты», в 2017 г. – «Члены предложения». В прошлом году «Ложу» приглашали на фестиваль в Братск. И это был не студенческий фестиваль. На него съехались молодёжные составы академических театров Омска, Братска, Иркутска и других городов, причём сам театр заявку на участие не подавал. Организаторы пригласили «Ложу» после фестиваля в Новосибирске, где увидели спектакль «Полное затмение».

«Для меня театр – это «Ложа». Не просто любимая работа, а место, в котором можно делать то, что хочется именно тебе и твоим единомышленникам. Наверное, я не смогу сделать из своих студентов великих актёров, но уверен, что наши занятия научат их правильно общаться с людьми, быть ответственными, что потом поможет стать хорошими инженерами и производственниками», - отмечает Сергей Наседкин. В «Ложе» действительно своя атмосфера. И своя жизнь. Этот театр вплоть до каждого кирпичика сделан руками студентов 1990-х – Гришковца, Наседкина, Сытого. Т. к. он до сих пор является студенческим, то и финансирования на него бюджеты не выделяют. Помогает университет и спонсоры. А ведь «Ложа» могла бы стать визитной карточкой областного центра и по-прежнему оставаться модным и популярным местом.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах