Инна Меняйлова 0 573

Кузбасский говор. Почему сибиряков узнают в других регионах по речи?

Кузнецкий край населяли переселенцы со всей России, и каждый привнес в язык что-то свое.

Уничтожать диалект было неправильно. Теперь почти не осталось тех, кто говорил бы на языке своих предков.
Уничтожать диалект было неправильно. Теперь почти не осталось тех, кто говорил бы на языке своих предков. © / pixabay.com

Язык кузбассовцев – очень интересная смесь. На него оказали влияние и северяне, и южане. Свою лепту внесло и коренное население, и спецпереселенцы. Впрочем, сейчас диалектов почти что нет.

О том, как формировался язык кузбассовцев, из каких диалектов рос и что сейчас происходит с языком, на котором говорят кузбассовцы, корреспондент «АиФ в Кузбасса» поговорил с кандидатом филологических наук, доцентом Сергеем Иванищевым.

Есть кузбасский диалект?

Инна Меняйлова, «АиФ в Кузбассе»: Сергей Ильич, почему выезжаешь, к примеру, в Краснодарский край, а местные жители сразу же определяют в тебе сибиряка? А мы, кузбассовцы, сразу же понимаем, что к нам в гости приехал южанин? Ведь все говорим на одном русском языке…

Сергей Иванищев

Сергей Иванищев: я сам с этим столкнулся много лет назад, когда учился в Пензе в аспирантуре. Когда приехал туда, у меня спрашивали: «А ты что – сибиряк?» Через какое-то время, интуитивно освоив местные особенности произношения (протяжность, повышение тона в конце предложения), я возвратился домой, где услышал: «Ты совсем не по-нашему говоришь!» Речь русская. Слова те же, но не то! Всё дело в том, что в любой точке России речь местных жителей отличается от норм русского литературного языка. И это связано со многими факторами: географическими, социальными, профессиональными. В любом населённом пункте есть свои местные особенности, которые проявляются в произношении слова, используемой лексике, интонации. Что интересно, мы, проживая на своей территории, этого не замечаем, отличия заметны, когда слышим речь жителей других областей.

– А кузбасский диалект есть?

– Нет, кузбасского диалекта нет, ведь диалект – это целая система: от фонетики до синтаксиса. Есть особенности местной речи. Наша речь напевна, мелодична. Мы акаем (этим самым мы близки к москвичам и литературной норме языка), в нашем языке много просторечных слов и выражений, профессионализмов, связанных с тем, что мы – промышленный край.

Кто говорок привёз?

– Сергей Ильич, из каких регионов приезжали сюда переселенцы и какие языковые особенности приносили с собой?

– Первые поселенцы прибыли сюда из Северной Руси. Это был XVII век. И они принесли с собой оканье (сОбака, гОвОрят, мОлОко). Конечно, они не только привнесли изменения в речь, но и приспособились к местным, ведь здесь другая природа, местность, виды деятельности. К примеру, они узнали, что такое тайга и урман (непроходимая тайга). В это время очень активно переезжают в наш край староверы. Причём раньше их ссылали из центральной и южной России на север, но там их притесняли, дошло до того, что целые староверческие деревни сжигали себя. Тех, кто изначально приехал в наш край, назвали старожилами, а их диалект – старожильческий. Позднее, в середине XVIII века, с открытием Московско-Иркутского тракта стали приезжать люди из южных регионов страны. Они принесли свои особенности – аканье (сАбака, гАвАрят, мАлАко) и яканье (пЯтак, чЯво, сЯводня, нЯсу, бЯру), а также фрикативный «г». Позднее, в XIX веке, поток переселенцев из Европейской части усилился. В те годы стало катастрофически не хватать земли. Именно так приехали мои предки.

Семья отца из Орловской губернии, а матери – из Казанской. Во времена столыпинской реформы они решили ехать в Сибирь. Добирались на товарном поезде. На выданные подъёмные купили себе лошадь и телегу, взгромоздили пожитки и отправились со станции по деревням. Осели в Крапивинском районе.

Что интересно, новых переселенцев не всегда и не везде принимали. Сначала присматривались к ним. А потом на общем собрании решали – останутся они или нет.

Язык пришлых назвали новосельческим. Конечно, в процессе общения диалекты смешивались, подстраивались друг под друга. Что-то терялось у одного, а замещалось особенностями другого. К примеру, в Мариинском районе есть деревня Курск-Орловка. Одна часть села –выходцы из Курской губернии, другая – из Орловской.

– Понимали ли переселенцы друг друга?

В целом, конечно, да. Но один и тот же предмет или явление назывались в разных диалектах по-разному: люлька – зыбка (кроватка-качалка для младенца), овраг – буерак, рогач – ухват. Старожилы употребляли в своей речи слово «лошадь», а новосёлы – «конь».

Когда я собирал материал для своей дипломной работы по диалектологии в одном из сёл Крапивинского района, мне одна бабушка рассказала такую историю. Старожил женился на девушке-новосёлке. Однажды утром она у него спрашивает: «Ты пампушки есть будешь?» И ставит на стол приготовленное блюдо. На что муж отвечает: «Какие ж это пампушки! Это лепёшки!» Именно по лексике можно было определить, из какого региона человек.

Ты буробишь и базлаешь?

– Традиционно наша область – место, куда ссылали заключённых. Оказала ли их речь влияние на наш язык?

– Влияние заключённых на нашу жизнь и язык считаю преувеличенным. Многие, кто прошёл СИБЛАГ, потом возвращались обратно, они и не контактировали с местным населением. К тому же, в те годы жаргонных слов было не так много. Те же, кто жил на вольных поселениях, часто оказывались образованными людьми. Они, можно сказать, даже обогащали язык местного населения литературными словами и оборотами.

– В эпоху индустриализации в наш край люди просто повалили из разных мест России. Какую речь они привезли?

– Появилось городское просторечие – смесь диалектов и языковой нормы. Причём всё проходило спонтанно. Никто ни под кого не подстраивался. Южане, северяне, уральцы говорили так, как привыкли. Однако, попав в языковую среду нашего края, они органично стали усваивать все языковые особенности. Люди слышали, как говорят другие, и говорили так же. Окающие северяне быстро переходили на аканье. Сложнее пришлось южанам с их фрикативным «г». В итоге, через поколение или даже два мы имеем относительно чистую речь, близкую к нормам русского языка.

– Кто сейчас основной носитель диалектов?

– К сожалению, диалекты сейчас исчезают. И это общероссийская тенденция. В те годы, когда я собирал диалектный языковой материал, носителей ещё было много. Всё дело в том, что они жили в замкнутом пространстве своих деревень. Радио и телевидения не было. Они не слышали другую речь. Потому и сохранили свои особенности. Диалекты начали пропадать, когда ввели школьное обучение и понятия нормы и диалектической ошибки. Детей стали учить говорить правильно. Нельзя было этого делать. Важно было рассказать, что есть вариативность, показать, в каких случаях можно употреблять эту форму или слово, а в каких – не допускается.

Шло целенаправленное истребление диалектов. Ребёнок с детства начал понимать, что он говорит неправильно. Вы посмотрите на немцев! С какой любовью они относятся к диалектам и сохраняют их! Усугубилась ситуация ещё и с приходом радио и телевидения. Люди стали слышать, как говорят другие. На сегодняшний день диалектные особенности сохранились на уровне фонетики и лексики. Так, к примеру, можно услышать слово «исть» (есть) или вместо постфикса -ся говорят -си (боитси, собираетси). Также в нашей речи можно услышать диалектные слова «буробить» (в старом значении – ворошить), «базлать» – плакать, «давеча», «вчерась», «еслив».

Слова, которых вы не знали
Глыза – большой кусок угля. Забуриться – напиться пьяным и не выйти на работу. Сердечко – шахтёрская лопата (из шахтёрской лексики). Матрусить – порошить (о снеге). Мантулить – много работать, выполнять тяжёлую работу. Отвалтузить – сильно избить. Пластаться – усердно трудиться. Поползуха – позёмка (из диалектной лексики).

Диалекты – это часть нашего языка. Его история. Именно он показывает всё его многообразие. Есть государственный эталонный язык, а есть диалекты – местный язык. Изучая его, можно понять многие явления, которые происходили на той или иной территории, причём прочувствовать отношение народа к ним. Дунька-медунька, душничка – с какой любовью названы эти растения!

Языки коренных народов поддерживаются на государственном уровне. А есть ли что-то подобное по отношению к диалектам?

– К сожалению, сейчас диалекты нужны только учёным. Основные направления их работы – изучение истории развития диалектов и их влияния на языковую норму. В последнее время всё упорнее ходят слухи, что такой курс, как «Диалектология» уберут из вузовской программы.

Сейчас диалекты нужны, в основном, ученым.
Сейчас диалекты нужны, в основном, ученым. Фото: Из личного архива/ Сергей Иванищев

Это неправильно. Именно через диалектологию студент видит всё многообразие языка. Поняв особенности диалектной речи, очень легко освоить эталонную нормированную. В своё время до 90-х годов мы активно выезжали со студентами на диалектологические практики в деревни. Там нас бесплатно заселяли, институт давал каждому студенту командировочные. Мы погружались в языковую среду!

Территориальных диалектов скоро просто не будет. Но и общего языка для всех тоже. Люди по-прежнему будут разговаривать на своём местном языке со своими особенностями, но уже совсем незначительно отличающимися от литературной нормы.

Досье
Сергей Иванищев родился в 1943 в селе Крапивино. Закончил Новокузнецкий государственный педагогический институт. Преподавал в Новокузнецком педагогическом институте 45 лет. «Отличник народного просвещения РСФСР», «Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации». Кандидат филологических наук, доцент, член-корреспондент Международной академии наук педагогического образования.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах