aif.ru counter
Наталья Исаева 0 791

Казарменно чист. Культуролог – о Кемерове и чиновниках

Возможно, именно расслоение официальной и неофициальной культуры делает Кемерово таким, какой он есть: потребности современного человека здесь заменены нормами и правилами.

Уличное искусство способно вызывать эмоции, которые кто-то может счесть неправильными, и для спокойствия всё культурное пространство нужно причесать под одну гребёнку.
Уличное искусство способно вызывать эмоции, которые кто-то может счесть неправильными, и для спокойствия всё культурное пространство нужно причесать под одну гребёнку. © / Олеся Евдокимова / АиФ-Кузбасс

Людям выбирают памятники, цвета для фасадов, высоту газонной травы. О том, к чему ведут такие подмены, размышляет культуролог, руководитель творческого объединения «Кот да Винчи» Ольга Васильева.

Как бы чего не вышло

Наталья Исаева «АиФ-Кузбасс»: Ольга, есть мнение, что Кемерово – город застоя. Хоть у нас есть музеи, театры, филармония… Но атмосфера не движется. Культура не дышит. В чём, на ваш взгляд, беда областного центра?

Ольга Васильева: Когда мы вернулись в Кемерово из Москвы в 2012 г., тоже думали, что в Кемерове «затхлая атмосфера». А потом, благодаря единомышленникам, нашли свои смыслы здесь. Если исходить из того, что культура это вообще всё, что создано человеком, то у нас она есть. Конечно, она не такая, как в Питере и Москве, Венеции или Флоренции. Мне кажется, беда Кемерова в отчётливом расслоении официальной и неофициальной культуры. Первую представляют  муниципальные и областные учреждения - ДК, библиотеки, музеи, театры, филармония. Понимаю их важность для города и области, но с таким механизмом работы, как сегодня, они вряд ли соответствуют запросам современного человека.

Нам может понравиться или не понравиться спектакль, игра оркестра, но у нас просто нет возможности это обсудить, обменяться впечатлениями, ведь после представления мы вынуждены разойтись по домам.

Я категорически против подмены понятий. Культура – это не только то, что нам представляет драмтеатр или филармония. Это то, как мы живём, какой посудой пользуемся, как долго стоим на остановках, вовремя ли приходит транспорт, безопасны ли здания. Но всё устроено так, что жизнь у нас какая-то неудобная и некомфортная за пределами собственной квартиры. Это прекрасно, что у нас с вами тёплые квартиры! Но вот парадокс: у нас почему-то не оказалось возможности жить своей собственной жизнью, своими интересами за пределами этих квартир. Чиновники всё время навязывают свои правила, решают, какие памятники ставить, в какой цвет красить дома, где ещё поставить заборы.

– Если сравнивать с другими городами Сибири, ситуация такая же?

– В сравнении с другими городами Сибири Кемерово, конечно, проигрывает. Томск, Красноярск, Новосибирск – там чувствуется «движуха», в которой есть место любому искусству. В Томске работает филиал музея современного искусства, есть кафе «Андеграунд», где играют джаз; Иван Ларионов с молодёжным фестивалем музыки и искусств Street Vision и т. д. Новосибирск выигрывает, прежде всего, тем, что там есть консерватория, Театр оперы и балета. Академгородок, кинотеатр «Победа» - там, говорят, проводят классные мероприятия. В Красноярске – Художественный институт. Это тоже сразу видно по кованым оградкам, общему облику города. Ещё там есть замечательный музей им. Ленина, культурное пространство Каменка, там можно посмотреть фильм под открытым небом, послушать лекцию и т. д. Это пример объединения творческих креативных активистов с краевой властью. Это целая мозаика, из которой складывается облик города.

Понимаю прекрасно, почему кемеровские власти не хотят изменений. Любое движение вызывает эмоцию, а эмоции могут вызвать конфликт. Наши театры не ставят актуальные спектакли, которые могли бы всколыхнуть весь город. До сих пор у нас не было никакой рефлексии после страшной трагедии в «Зимней вишне», хотя о ней говорил весь мир. У нас подобное невозможно из-за идеологии.

Дают результат, но не процесс

- Кемерове десять лет энтузиасты проводили международный фестиваль «Видение», а в этом году из-за отсутствия денег не стали. Фестиваль «Детализация» вы проводили два года, в этом году формат поменяли. Почему у нас всё это не приживается?

– У нас такое творчество целенаправленно прижимают. Чиновники боятся независимых проектов, скопления людей, что кто-то, не дай бог, сделает или напишет не то, поэтому все оригинальные идеи зарубают на корню и остаётся нечто уже привычное, стандартное. Предполагаю, что властям необходимо держать всё под контролем. Хотя у нас в Кузбассе есть много интересных персонажей, которые могли бы мощно закрутить творческую воронку. Возьмём театр «Solo» - единственный в России театр песка со своим репертуаром. Пару лет после закрытия руководитель театра Елена Соломатина пыталась сохранить его, обходила чиновничьи кабинеты. Результат: усталость и отсутствие веры.

Фестиваль #Детализация – это был такой первый опыт в Кемерове, когда сами горожане организовали себе праздник. Временная попытка увидеть город таким, каким он должен выглядеть всегда – дружелюбным, комфортным, родным. К сожалению, нам не удалось осуществить много классных вещей, потому что администрация была категорически против.

Например, художник Сергей Кукушкин предлагал на тротуарной плитке на ул. Весенней вместо рекламы такси нанести изображения проекта «Психотипия» с известными горожанами, и чтобы эти абстрактные изображения стали частью городской среды. Ещё мы предлагали организовать  «Поэтическую варку» в арке дома бывшего магазина «Мелодия». Планировали читать стихи и писать цитаты из них. Аргументы против были такие: «Будете шуметь и мешать жителям». Но посмотрите, сколько шума было в День города! Музыка долбила до ночи.

Но нельзя заглушить жажду настоящего счастья громкой музыкой и фейерверком. В этом смысле то, что сейчас происходит на чемпионате мира по футболу, – это настоящий праздник. Да, это временный карнавал, но людям нужен выход эмоций. В Кемерове же, к сожалению, все норовят ходить «по струночке».

Это особо бросилось в глаза, когда мы приехали из столицы. Я даже удивилась: а «чегой-то» у нас тут все такие правильные, с причёсками? Обсматривают тебя с ног до головы, оценивают. Это вообще что-то очень провинциальное, деревенское даже. В последнее время часто цитирую одного путешественника из ЖЖ, который как-то заметил, что «центр Кемерова казарменно чист». Вот и с культурой так же.

У меня складывается ощущение, что сейчас в Кузбассе идёт стерилизация культуры. И если так пойдёт дальше, то через лет 10-15 в наших городах останутся пустые пятиэтажки по примеру уральских городов-призраков, в которых когда-то градообразующими предприятиями были шахты. Например, Юбилейный. Там теперь остались лишь бетонные коробки. Недавно были в Гурьевске и Салаире… Кажется, там какая-то безысходность висит в воздухе - такая тишина, не слышно детских криков во дворах. Это вообще очень пугает, если честно.

– В Кузбассе планируют создать культурный кластер. Планов много: построить сцену Мариинского театра, виртуальный кинозал и т. д. Сегодня к нам регулярно с концертами приезжают Гергиев, Мацуев, звёзды вниманием не обходят! Как вы думаете, может быть, культурный кластер позволит нам работать с ними плотнее?

– Это прекрасная идея и наконец-то на федеральном уровне началось обсуждение таких важных вопросов! Но я боюсь, что это будет очередное учреждение культуры с тем же набором советских технологий по «окультуриванию масс». В очередной раз нам предлагают форму, где зритель-слушатель будет пассивно воспринимать концерт или спектакль. Говорят, что в кластере будут учреждения для работы с одарёнными детьми и т. д. Но у нас, в общем-то, довольно много музыкальных школ и школ искусств. Это всё для детей, это просто отлично. Но что делать взрослому активному человеку после работы? Современный горожанин нуждается в интерактивном действии, в активном участии, и он, как ни удивительно, сам готов создавать и рефлексировать, порой не хуже профессионалов.

Досье
Ольга Васильева. Родилась в Кемерове. Окончила музыкальное училище по классу скрипки и Кемеровский государственный институт культуры и искусств. В 2005 г. переехала из Кемерова в Москву. Под псевдонимом Феодора Оцел выступала с электроскрипкой. Работала в Сеуле, Черногории. В 2012 г. вместе с Михалом Дорфом вернулась в Кемерово, чтобы открыть первое антикафе в городе. Там устраивали просмотры фильмов, концерты, спектакли с обсуждениями. В этом году кафе «Кот да Винчи» закрыли.

К сожалению, в очередной раз чиновники пытаются дать нам какой-то результат в виде готового культурного продукта (здание, скульптуру, спектакль или концерт), возможно, даже не догадываясь, насколько важно вовлечение уже сформировавшегося активного городского сообщества в художественные, театральные, танцевальные и прочие дела.

Именно сейчас важно, чтобы власти обратили внимание на интересы «простых людей». Пару недель назад мы путешествовали по посёлку Боровому и наткнулись на дом-корабль! Его начал строить местный житель в 2007 г. И даже в незавершённом виде он производит удивительное впечатление. Или там же, на Бутовке, другой мужчина украсил свой дом деревянной резьбой, сам себе мебель резную смастерил…

Вот из таких маленьких частичек складывается культура человеческая, настоящая, а не только из новых сцен, памятников, фонтанов и декораций.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах