aif.ru counter
Анна Иванова 1 178

Бассейн чёрного золота. 300 лет геологи ищут уголь в Кузнецком краю

В 1720 г. жители Тобольска под руководством рудознатца Михайлы Волкова отправились в экспедицию на Кузнецкую землю. В Москву от них 6 июля 1721 г. пришло донесение о найденном угле.

Карта Ремезова 1701 г. - одна из тех, по которым ориентировались первые рудознатцы, навещавшие Кузбасс.
Карта Ремезова 1701 г. - одна из тех, по которым ориентировались первые рудознатцы, навещавшие Кузбасс. © / Новокузнецкий краеведческий музей

С 6 июля 1721 года угольный бассейн стал точкой притяжения рудознатцев, геологов, путешественников, учёных.

Так и вышло, что Кузбассу 300 лет по архивным бумагам.

Историю изучения края корреспонденту «АиФ-Кузбасс» рассказал сибирский геолог, отличник разведки недр Юрий Надлер.

Кто первый?

У сибирских учёных нет единой точки зрения по поводу того, кто первым обнаружил уголь в Кузнецком бассейне. Претендентов на первенство двое – Михайло Волков и Даниэль Готлиб Мессершмидт. Юрий Надлер отмечает, что учёный и путешественник Мессершмидт действительно побывал в окрестностях Кузнецка в том же 1721 г., увидел на берегу Томи «огнедышащую гору», однако принял это горение не за подземный угольный пожар, а за вулканическое явление.

Михайло Волков - первооткрыватель угля в районе современного Кемерова.
Михайло Волков - первооткрыватель угля в районе современного Кемерова. Фото: АиФ/ Анна Городкова

Наиболее доказанной, по мнению геолога, является версия, что первооткрыватель кузбасского каменного угля - рудознатец Михайло Волков. В 1721 г. он обнаружил горелую гору «в семи верстах выше Верхотомского острога, напротив заимки Щеглова, на правом берегу р. Томь». Есть несколько письменных доказательств данного факта: и «сказка доносителя» (сейчас это называется заявка первооткрывателя) в архиве Уральского горного управления, и «доношение» Сибирского обер-берг-амта о том же. Сохранился реестр руд, где под №1 – «уголь каменной ис Томска доносителя Михайлы Волкова». На сообщение об открытии угля берг-коллегия дала резолюцию: «О оном угле осведомить – невозможно ль оттуда водяном путем к заводу или к рудным каким промыслам возить и о том репортовать».

Саботаж иностранцев

Найденные образцы рудознатец Волков послал с нарочным в Москву, оттуда их отправили в Берг-коллегию в Санкт-Петербург, и потом их след простыл. Пропали и другие образцы кузнецкого угля, которые промышленник Акинфий Демидов отправил в 1736 г. Юрий Надлер считает, что ответ на вопрос, куда и почему из Берг-коллегии исчезли кузнецкие коллекции, следует искать в истории открытия Донбасса. «Подьячий Григорий Капустин, найдя донецкий каменный уголь, отправился в Москву, по дороге с помощью разных кузнецов он опробовал его в деле несколько раз и получил только восторженные отзывы о его способности расплавлять металл.

А вот в питерской лаборатории заключение о донецком угле было отрицательным. Заграничный мастер, испытав образец, ответил: «Уголь в огне трещит и только покраснеет, а жару от него никакого нет», - рассказывает учёный-геолог. Он подозревает, что иностранцы саботировали открытия: они получали большие деньги от продажи России немецкого угля и не хотели терять прибыль. Скорее всего поэтому посылки наших рудознатцев пропали, сибирский уголь оказался в забвении и долгие десятилетия не находил применения.

Загадка «огнедышащей горы»

В истории исследований кузбасского угля учёные допускали ошибки. Так, Мессершмидт посчитал дым, исходивший из горы Казыр, проявлением вулканизма. Но этот пожар продолжался лет 100 и обратил на себя внимание целой плеяды исследователей Сибири.

Недавно в Новокузнецке установили памятник геологу, в знак признательности людям этой профессии за вклад в развитие Кузбасса.
Недавно в Новокузнецке установили памятник геологу, в знак признательности людям этой профессии за вклад в развитие Кузбасса. Фото: АиФ/ Анна Иванова

Через 13 лет «огнедышащая гора» заставила других путешественников поломать голову. Академик Иоганн Гмелин вместе с профессором-историком Миллером отправились к этой горе в 1734 г. и так описали поездку: «Проехав около 18 вёрст, большей частью по дурной дороге, мы достигли р. Абашевой, через которую и переправились. Тут поблизости находится дер. Безрукова, от которой в расстоянии неполной версты мы нашли эту гору, которую искали, почти у самой р. Томи. К ней мы подъехали верхом по опасной горной тропе, то спускаясь с горы, то поднимаясь к ней. Когда мы приблизились к подножию, то увидели дым, выходящий у её подножия. В нескольких местах этот дым вблизи издавал неприятный запах. Наконец, мы подошли к самому месту горения и, рассмотрев тщательно, убедились, что дым выделялся вследствие горения смолистой земли грунта, залегающей неглубоко от поверхности, почему при желании пожар легко можно было потушить». И снова загадка «огнедышащей горы» осталась неразгаданной.

Правильный вывод сделал лишь в 1745 г. Михаил Ломоносов. Образцы, собранные Мессершмидтом, он описал так: «Серая земля, наподобие каменного уголья».

Местный открыватель

Новые месторождения угля открывали не только приезжие учёные, но и местные жители. Зимой 1787 г. плотинный ученик Яков Ребров, работавший на Томском железоделательном заводе, поехал за мукой в деревню Атамановую.

По дороге он заметил чёрную полосу на утёсе на берегу реки. Любопытный малый остановил коня, долез до середины утёса и набрал в мешок чёрных камней. А когда через два года на заводе появился инженер Пастухов, который показал образец английского угля, Яков принёс около пуда похожего угля из дома.

Из открытого Ребровым месторождения привезли на завод около тонны ископаемого – это был первый в Кузбассе уголь, добытый для промышленной цели.

Геологический экстрим

Учёные и путешественники оставили немало воспоминаний о том, как порой нелегко давались поиски полезных ископаемых. Так, русский геолог и географ Пётр Чихачёв всего пару недель был на территории современного Кузбасса в 1842 г., но описал незабываемые, даже экстремальные, приключения. Пожалуй, главная его заслуга в том, что он дал нашему краю название «Кузнецкий угольный бассейн». Юрий Надлер рассказывает, что в ХХ в. геологи уже вовсю использовали это название, но когда книга Чихачёва «Путешествие в Восточный Алтай» впервые вышла на русском языке в 1974 г., то выяснилось, что именно он первым дал такое определение угольному краю.

Помимо подробных описаний рельефа и горных отложений, путешественник написал об испытаниях, выпавших на его долю. В Кузбассе Чихачёв оказался по дороге из Красноярска в Барнаул. Поскольку географу предстоял путь по «более или менее обитаемой местности», он отправил весь крупный багаж, включая палатки, в Барнаул. Первые серьёзные неприятности путешественнику принёс обычно мелководный приток Кии – Кожух. Сопровождавшие его казаки планировали перебраться через речку и заночевать в деревне Успенка. Но спокойный Кожух из-за дождей превратился в широкую, бурную реку. Один из проводников заставил лошадь войти в воду. «Его конь сразу же был сбит с ног и подхвачен течением. Бурные волны понесли несчастное животное, ударяя его о скалы, о которые ему раскроило череп. Всадник едва успел зацепиться за ствол проплывавшего мимо дерева, – вспоминает путешественник. – Всю ночь мы провели в чистом поле под страшным ливнем, от которого нас защищали только плащи. Мы даже не могли развести костра из-за того, что дрова были совершенно сырыми. К тому же потоки дождя заливали пламя, как только оно разгоралось».

Опальный профессор

Для одних геологов Кузбасс стал тяжёлым жизненным испытанием, а для других – последним местом жительства. Так, «отец угольной геологии» Леонид Лутугин, приехав исследовать уголь Кузбасса, вскоре умер в селе Кольчугино (ныне Ленинск-Кузнецкий). Большой учёный, исследователь Донбасса, за составление геологической карты этого бассейна получивший золотую медаль Всемирной выставки в Турине, Лутугин мог и не оказаться в Кузбассе, если бы не политические обстоятельства.

Будучи профессором Санкт-Петербургского горного института, в 1912 г. он возмутился тем, что студентов не пускают на демонстрацию, пошёл с ними, за что его потом выгнали из института. В те же годы АО «Копикуз» затеяло масштабное промышленное строительство на Кузнецкой земле, понадобились серьёзные исследования запасов недр Кузбасса. Тут-то и вспомнили про опального профессора. Юрий Надлер рассказывает: «Лутугин согласился ехать в Сибирь, но только при условии, что он может взять с собой пятерых учеников и они будут получать такое же жалованье, как профессор. Копикуз согласился с этим условием». В 1914 г. Лутугин с учениками приехал в Кузбасс, но вскоре случилась беда: летом 1915 г. он поехал на полевые работы, видимо, съел что-то не то и умер. Его ученики остались, изучили Кузбасс и подсчитали, что запасы угля в нём составляют не менее 450 млрд тонн.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. михаил савиных
    |
    11:06
    12.11.2018
    0
    +
    -
    Юрий Сергеевич Надлер, к.г.-м.н., палеонтолог, увлечен только геологией!
Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах